Пожатье каменной его десницы -3

Три дня и три ночи запорожцы боролись с очередным лениным на снос, порвали два баяна два специальных троса и сломали алмазную пилу. Видимо, профтехобразование тоже уже проскакали. Ильич не одобряэ!



посмотреть другие картинки автора

Несколько слов ко Дню славянской письменности

Сегодня, 24 мая, празднуется день святых Кирилла и Мефодия – напоминаю всем, кто, в отличие от меня, не отмечает это событие по профессиональной необходимости. Помимо религиозного значения, у него есть и другое, светское: Кирилл и Мефодий – изобретатели старославянской азбуки, так что в нашей стране 24 мая считают своего рода днём рождения русского языка, и в силу этих обстоятельств он является третьим церковным праздником, который празднуется на государственном уровне – не так широко, как Рождество и Пасха, но всё же.

Каково же значение этого праздника для нашего общества, для людей 21 века? Если как следует проанализировать эти события, можно сделать несколько очень неожиданных выводов.

Является ли День Славянской письменности знаковой датой, когда славянские народы объединяются, вспоминая о своём едином происхождении и об общности языков? Весьма сомнительно. Мы сейчас не будем не вспоминать об отдельных людях, кафедрах и институтах, которые занимаются изучением и сопоставлением славянских языков. Зададим себе простой вопрос: задумывается ли среднестатистический поляк или чех, болгарин или серб, украинец или черногорец, когда читает с детства знакомые буквы, что его язык имеет что-то общее с русским? Вряд ли. Признаем, что если кого-то это и интересует, то разве что узких специалистов – если нет особых причин вспоминать об общих с Россией корнях. А их у стран Восточной Европы в последнее время особо и не бывает.

Таким образом, у нас это скорее день русской письменности, чем день славянских языков.

Тогда, должно быть, в этот день мы вспоминаем не об общности славянских языков, а о некоем духовном единстве людей, говорящих по-русски? Об общем взгляде на мир, общих ценностях?

Именно так и было принято думать до некоторых пор.

Гражданская война на\в Украине вскрыла множество незамеченных проблем и подгнилостей нашего общества, в том числе и показала, как обстоит дело с единством людей, разговаривающих на русском. Мы с изумлением узнали, что, оказывается, недалеко от нас проживает несколько миллионов людей, которые на чистом русском искренне проклинают Россию и ненавидят не только современную Россию, но и русскую культуру и русскую нацию в целом.

Полагаю, что для многих обитателей ЖЖ стало культурным шоком, когда в 2013-14 годах повылазили изо всех углов деятели, поносящие русских и Россию на русском же языке. Прошло несколько лет, а они всё продолжают лезть, будто тараканы на приманку. Выглядит это неестественно и омерзительно, примерно так, как выглядит сын, взлелеянный собственной матерью, зависящий от неё во всём, не имеющий других родственников, друзей и защитников, и при этом ненавидящий, избивающий и насилующий её, используя всё то, что она ему дала, ей во вред.

При этом русскоговорящие ненавистники России на самом деле не могут отказаться от ненавистного им языка, потому что – вот парадокс! – они не могут выражать свои мысли, да что там, даже думать на другом языке. Так и сын, издевающийся над матерью, не может и не решается с ней расстаться, потому что кроме неё, у него нет другой опоры в жизни.

Печальное и неприятное зрелище представляет собой такой русскоговорящий русофоб. И, надо признать, те из них, кто пишет неграмотно, вызывают меньшее отвращение, чем те, кто изливают свою животную ненависть с искусством и изяществом, используя все доступные средства языка. Так и сын, насилующий и мучающий мать в силу своей звериной дикости, вызывает меньшую оторопь, чем умный и ласковый сын-маньяк, применяющий в отношении матери изощренные способы насилия и пыток. Да ещё и убеждающий её в том, что она сама в этом виновата и, когда он закончит, должна будет перед ним извиниться. Иногда, когда ситуация доводится до абсолютного абсурда, он ещё и получает одобрение за то, что поставил шлюху-мать на место.

Какие же выводы можно сделать из этого парадоксального явления? Первый вывод, чисто научный – принятый взгляд на языковую личность и языковую картину мира не отражает действительности в её полноте, следовательно, его нужно пересмотреть. Не всё то, что заложено в смысловом пространстве языка, проявляется в сознании его носителя.

Второй вывод, более простой и понятный – язык не может нас объединять, как бы нам этого не хотелось. Сам по себе язык не содержит в себе основы нравственности, ценностные ориентиры – всё это в языке только описывается, и, как оказалось, эти описания можно трактовать как тебе угодно, а то и вовсе ими пренебречь. Духовность не закладывается в душу словом, патриотизм не закладывается в душу словом, даже элементарные нормы порядочности невозможно вложить в голову человеку посредством слова.

Русский язык сам по себе не может нас объединить. Вы думаете, что человек, говорящий по-русски, стоит на тех же позициях, что и вы – а у вас с ним ничего общего, кроме способа выражения мыслей. Язык является только средством коммуникации, и на этом его коммуникативные задачи оканчиваются. Наличие общих ценностей, чувство уважения к партнеру, готовность к диалогу, заинтересованность – всё это можно выразить языковыми средствами. Выразить, а не создать.

Если же вы думаете, что человек, говорящий по-русски, должен испытывать уважение к России только потому, что Россия – родина языка, на котором он говорит, вы глубоко ошибаетесь. Эти два явления совершенно не взаимосвязаны. Представьте, мир большой, и в нём множество людей, которые в силу разных обстоятельств говорят на разных языках, у некоторых из которых уже и нет родины – родина давно перешла на другой язык. Так, в мире есть ограниченные группки людей, которые разговаривают на «законсервировавшемся» русском 17-18 века. Есть группки людей, которые бережно хранят свою письменность, сохранившуюся со времен церковного раскола, и до сих пор выписывают юзы, яти и еры, не подозревая о том, что современный русский человек видел их разве что на картинке в учебнике. Языки и культуры иногда переживают государства, общественные формации и даже народы.

Так является ли День славянской письменности праздником, и стоит ли нам его столь торжественно праздновать? Может, тут и повода праздновать нет?

Никаких сомнений – является и стоит. И повод тут весьма важный.

Прежде всего, мы не иваны, родства не помнящие. Нам важно знать, откуда мы пришли, и как сложилось то уникальное во всех смыслах явление – русский язык. Мы должны помнить своих братьев и сестер по языку, даже если они не слышат голоса крови или стараются его заглушить. Мы не будем отказываться от своего славянского происхождения и от своей истории, даже если это станет неформатным, неудобным, немодным.
Во-вторых, мы не настолько наивны, чтобы отказываться от того мощного оружия, которым является язык. Общая история, общий язык и общая культура, воспитание общих качеств, общие представления о мире, передающиеся от старших к младшим – вот что объединяет нас в страну, вот что делает нас народом. Да, помещенный в иную культурную среду, язык теряет свою силу, потому что всё, о чем он говорит, теряется из виду, блекнет, растворяется, и сами русские слова звучат странно и непривычно, как язык древних ацтеков. Если не носить в душе незримый образ покинутой страны, то и язык очень скоро становится всего лишь игрушкой, дополнительным навыком, а не духовной силой.

Но уж, по крайней мере, на нашей многострадальной и счастливой территории, на одной шестой Земли, между пограничным столбом на западе и пограничным столбом на востоке – здесь мы можем проявлять себя как хотим, и здесь наш язык может проявить себя в полную силу.

Ну, и наконец, наш язык заслужил свой праздник, разве нет? Он уникален, он по-своему прекрасен и по-настоящему несокрушим – выдержал несколько мощных натисков снаружи и пережил немало внутренних кризисов, изменился, но устоял, не ушел в историю.

И не уйдёт, не превратится в ненужный придаток к другим языкам, не растворится в других, пока живы люди, не только говорящие на русском, но и живущие на нём. А они переведутся ещё нескоро, а может, не переведутся никогда.

Потому что нам есть ещё что сказать и сделать в этом бренном мире.

Только бы не потерять по глупости способности говорить и делать.
Только бы не передать и не продать её.

Гражданская война

Черт подери, не в тему, но как хочется поныть! Читала жж одного человека украинской нации, казался говнистым, не без недостатков, но умным, адекватным и интересным, несмотря на отдельные недостатки. Тут почитала последние посты и чуть не поседела.

Россия лютый ворог. Россия организовывает гражданскую войну, стравливая украинцев с украинцами. Наши силы мощным потоком прут через границу, сметая всё на своем пути.

Подавим эмоции, позовем в гости логику. Очевидно, Россия спала и видела, как возле её границ организуется ещё одна жо... горячая точка. Россия бегала всё это время с печеньками, прикармливая кого надо. Росии позарез надо, чтобы рядом с ней кто-то воевал, а в этом обвиняли, естественно, её, у неё еще с восьмого года запас свечек от геморроя не закончился.

Вышеозначенный пан проживает в Донецке и радуется, когда обстреливают жителей Ю-В. Не в Киеве живет. Не на Львовщине - он гадит там, в гуще событий. Он врач. Я тоже закончила медицинский, для меня жизнь человека священна. Любого человека. Он радуется, что кого-то повезут домой в гробах. Предположу, что если ему привезут раненого не тех политических взглядов, он станцует на его костях. Клятва врача давно превратилась в пустой звук, честь и совесть не более чем слова. Милосердие, христианство? - нет, не слышали.

И это не единичный случай, это "норма", если можно считать нормальным изуродованное морально, психически и умственно существо. Я не понимаю, что с вами там делают. Насколько нужно лишить человека возможности отличать хорошее от плохого, нормальное от ненормального, друга от врага? Насколько надо лишиться рассудка, чтобы желать смерти близкому человеку? Ради политики, гребанной политики, в которой верить нельзя не только словам, но и поступкам? А вы, слушая лживые слова, готовы прирезать друг друга. Я могу, пусть и с трудом, понять конфликты между разными национальностями, но это?

Вот, скажем, живут два человека. Мамы вынашивали их вместе, рожали в одном роддоме, вместе гуляли, толкая рядом колясочки. Дни рождения вместе праздновали. Ходили они в одну группу в садике, потом в школе в один класс ходили, кружки, спортивные секции вместе посещали. Во дворе, в кино, с друзьями на хату - всё в одной компании. Потом в институте учились вместе, вместе отслужили в армии, вместе вернулись. Женились одновременно (возможно, один из них взял в жены сестру другого), потом стали отцами, своих детей в одну песочницу играть приводили. И вдруг - всё? Один для другого теперь смертный враг, которого нужно уничтожить? Какие волшебные слова надо было шепнуть на ушко, чтобы всё стало с ног на голову?

Если так, то не надо ходить вокруг да около. Убивайте сразу своих матерей. Да, тех, что вас вынашивали, рожали и растили. Сами виноваты. Пускай осознают последствия своего поступка.

Гражданская война начинается не в тот момент, когда танки выезжают на улицы города - это лишь игра в солдатики, детская бравада. Настощая гражданская война - вот она. В головах. Когда сын на отца и брат на брата. Когда ты готов предать всех, кто тебе дорог, потому что тебе так сказали.

Это вам не "Белая гвардия", где брат брата простит и поддержит. Это "Тихий дон", это бабелевские рассказы. Старая литература вновь актуальна! Читайте, чтобы понять, что именно вас ждет.

История, говорили вы. Никогда такого не будет, говорили вы. Ста лет не прошло, а уже всё забылось, и снова - всё то же.

Сестричество

Эй, жители городов, осажденных войсками в мирное время! Как вы там? Держитесь?

У многих из вас, думаю, возникала мысль: как люди могут продолжать жить и радоваться, когда неподалеку от них (сантиметр-два, если отложить расстояние по карте) идёт бойня, когда несколько городов взято в кольцо и непрерывно обстреливается? Не шевелятся волосы от ужаса, не сжимается тревожно сердце?

Нет, не шевелятся. Нет, не сжимается.

Как у вас не сжимается, когда где-то на Африканском роге гибнут чернокожие женщины и дети.

В одна тысяча девятьсот шестнадцатом, когда миллионы солдат гнили в окопах - весь мир пил абсент в открытых кафе, курил гашиш и танцевал на балах, интересовался модными платьями и шляпками, боролся за традиции и устои и клялся в верности монарху.

В одна тысяча девятьсот тридцать шестом, когда в Риме, Милане, Берлине крепкие молодчики унижали беззащитных и безответных евреев, "цветных", коммунистов, - весь мир пил виски и танцевал фокстрот, обсуждал укорочение длины юбок и падение нравов, думал, нужно ли давать женщинам избирательные права. Обсуждали спортивные достижения и успехи в охоте.

В одна тысяча девятьсот тридцать девятом, когда молодчики окрепли и вошли во вкус, кода они хорошенько проехались по Европе – мир, которого это не коснулось, хлопал глазами и продолжал обсуждать моду, вязаные салфеточки и опасность, которую несёт засилье негритья в обществе. Мир осторожно прикидывал, что для него лучше – если победят коммунисты или если победит Гитлер?

Не удивляйтесь, что никому нет до вас дела. Люди такие, это в их природе. Когда в девяностых Восточная Европа рассыпалась на кусочки, когда на рубеже веков беззащитную Югославию забрасывали бомбами, мир пел про общечеловеческие ценности, интересовался романом Клинтона и стажёрки Белого Дома и последним альбомом Бэкстрит бойс. Им не были интересны страдания людей, которые где-то там мучаются и погибают. Про них забыли и не вспоминают сейчас нигде, кроме как на несчастной, растерзанной Родине.

Как и о вас скоро никто не будет вспоминать, кроме ваших родных, друзей и соратников.

Не думайте, что появление смартфонов, доступного Интернета, ютьюба и социальных сетей сильно изменило ситуацию. Информации стало больше, но ваши проблемы не стали интереснее миру. Мир с гораздо большим удовольствием обсудит непотребное поведение Майли Сайрус, чем обстрел мирных городков на Украине. Информации много, и каждый сам выбирает, что читать, что смотреть, чем интересоваться.

Здравствуй, дивный новый мир!

Чему вы удивляетесь? Мир не хочет знать о чужих бедах. Пока вы боретесь за жизнь, мир закрывает уши руками и говорит, что устал от неприятных новостей. Подумайте об этом. Пока вы ждёте от них помощи, хватаетесь за эту надежду, как утопающий за соломинку – мир смотрит на вас с недоумением и страхом. Миру не до того, мир думает о своих проблемах. Люди влюбляются, женятся, заводят детей, ходят на работу, готовятся к экзаменам, планируют отпуск, думают о будущем. Им ни к чему переживать о тех, чьё будущее под большим вопросом.

Только в одном месте – слышите, только в одном месте на Земле – ваша беда находит отклик. Только в одной стране думают о вас, переживают, не спят ночами, волнуются, не отходят от экранов телевизоров. Только в одной стране вашу боль принимают, как свою, молятся о мире в вашей многострадальной стране.

Россия как старший брат – или сестра – плачет о своей непутевой сестре, переживает за неё и готова помогать, даже когда сестра уходит от неё, хлопнув дверью и крича, что не желает её знать. Готова выручать, вытаскивать из всех передряг, помогать деньгами, всё прощать и всё терпеть. Готова защищать сестру перед другими странами. Готова терпеть пренебрежение, унижения и угрозы от неё.

Факт родства невозможно изменить. Наши народы настолько перемешались, что нас нельзя разорвать пополам. И пусть младшая сестра в очередной раз выкрикнула в лицо старшей смертельное оскорбление и отправилась в загул, крича, что никогда больше не вернется – старшая поплачет, утрёт слёзы и будет ждать, надеясь, что с сестрой, пока её нет, ничего страшного не случится.

Нам не на кого рассчитывать в мире, кроме как друг на друга, и путь наш – как ни крути, путь общий. Вот бы понять это раньше, чем станет слишком поздно…